Витамины, спортивное питание, косметика, травы, продукты

СЕДЬМОЕ ЗАНЯТИЕ

Сидел нестарый старик Петя на брёвнышке, подле дома Ахлимика, солнышку вечернему радуясь, да о событиях недавних размышлял. На небо высокое посматривал, замысловатыми облаками любуясь. Смотрел так, смотрел, пока вдруг чихать не начал.

Ну, вот ещё, сказал он, начихавшись вдоволь, как бы не подорвать здоровье жизни своей, делами этими дурацкими занимаясь.

Даже не надейся на это, послышался в нём голос знакомый, на том пути, что ты выбрал, болезни не водятся. Болезнь болеет только тех, кто ей сопротивляется, ведь несогласие это её пища. А что ей делать там, где одно лишь «да» обитает? Здесь ей не на что опереться, не за что ухватиться, погибает она здесь с голоду...

Подумаешь, упорствовал Петя по привычке своей стариковской, отсутствие болезни это ещё не повод быть здоровым. Найти Дурака я должен? Должен. Вот тем и болею. Когда найду, тогда поправлюсь.

Эх, Петя, Петя, развздыхался колпак, отвыкай жить понятиями умными, чужими. Ты в своей жизни никому ничего не должен. Твой долг это право, которое другие имеют на тебя. Право, которое ты им сам дал, согласившись с их правилами.

Если ты и впрямь Дураком болеешь, если игру в него в заботу превратил лучше забудь о нём, говорил колпак. Зачем твоей голове хвори лишние...

Неожиданно тень человеческая перед стариком появилась, да настолько вдруг, словно с неба упала. Поднял он голову стоит рядом с ним Ахлимик, будто из ниоткуда взявшийся, на посох замысловатый опирается да глазами прищуренными его буравит.

А пришёл как-то раз ко мне гость странный, без предисловия начал он разговор, с гайкой вместо пупа привинченной. Пришёл и говорит, помоги мне от срама этого избавиться. А то, видите ли. всё вокруг него люди как люди, один он как чайник. Должен, дескать, он таким же, как все, сделаться, а то не будет ему счастья в жизни. И просит меня изготовить ключик для этой гайки, одному мне, мол, такая работа под силу.

Ну и как, заинтересовался старик, изготовил?

А куда деваться, усмехнулся Ахлимик, прилип, понимаешь, как банный лист... Надоело мне его вразумлять, пусть, думаю, будет так, как он хочет. Сделал я ему такой ключик. Приставил он его к своей гайке, повернул... Тут-то у него задница и отвалилась.

Колпак радостно захихикал в Петиной голове.

Ничего не пытайся в себе переделать, шептал он, смехом булькая, и можешь быть спокойным за свою задницу.

Ахлимик, глянув на отвисшую челюсть старика, тоже усмехнулся.

Так что, соблюдай диету души своей, Петя, сказал он, и всё будет в порядке.

Как это? не понял старик.

Да просто сжигай смехом калории ментала, чтоб целлюлита в голове меньше образовывалось. Не то придётся тебе, как всем, умом его называть.

Не совсем понял Петя слов волшебника, но запомнить решил. Ведь не случайно ему их сказали.

Не случайно, Петя, конечно же не случайно, сказал Ахлимик, вторя его мыслям, которые для него, похоже, не были секретом.

Вот ты недавно калейдоскопом забавлялся... продолжил было он, но запнулся, увидев на Петиной физиономии немой вопрос.

Ну, трубкой такой, со стекляшками цветными, пояснил ему, и не без самодовольства добавил: Тоже моё изобретение. Одно из многих...

И правильные выводы из забавы своей сделал, продолжал Ахлимик. Порадовал меня... Только при этом вот о чём забывать нельзя выстраивая жизнь свою по калейдоскопу, важно самому без задницы не остаться.

Это как? изумился старик, проверяя на всякий случай, всё ли у него на месте сохранилось.

У Настоящих Волшебников, Петя, есть правило особое- никогда ничего не улучшать и не исправлять. Ни в себе, ни тем паче в ком-то. Нездоровое это занятие исправлять. При этом всегда хоть что-то, а теряется.

Если ты хочешь что-то лучше сделать, пояснял слова свои Ахлимик, значит, от чего-то уже отказываешься, от того, что плохим посчитал. Значит, в следующей картинке твоего калейдоскопа одной стекляшкой меньше будет, значит, получится она уже ущербной и не цельной, а следующая ещё ущербней будет...

Настоящий Волшебник, продолжал Ахлимик, всегда только творит. Творит новый Мир, новую Сказку, творит их такими, какими они ему для игры нужны.

А всё, что ему будто бы улучшить надо было или исправить, он просто принимает, соглашается со всем, и получив силу от своего согласия творит новое. Новое! Но не переделанное старое.

А для того, чтобы это всего лишь обманом ума не было, делился своими откровениями волшебник дальше, ум надо выключать.

А как? заинтересовался старик.

Именно так, как ты это сделал у же когда-то. Ведь, как ты здесь оказался? Если помнишь, на поляне моего дома не было...

Вспомнил Петя, как всё было, как пятна цветные он разглядывал, как поплыло всё отчего-то перед глазами у него, да как стремление его внутреннее, наружу рвущееся, вдруг Ахлимика с домом чудным явило...

Именно так чудеса и делаются, подтвердил Ахлимик, внимательно за мыслями его наблюдая. Только тогда это у тебя случайно получилось, стихийно, а теперь то же самое попробуй уже специально сделать.

Начал Петя пробовать послушно. Тужился он для этого, тужился, пялился перед собой, пялился до слёз прямо, только ничего у него не выходило. Долго он так старался, пока не устал... и вот именно тогда-то всё у него опять и случилось будто исчез мир вокруг, словно в винегрет бесформенных пятен превратившись.

Ну вот, Петя, словно сквозь сон услышал он голос волшебника, именно с этого момента настоящее творение и начинается. Сейчас только от тебя будет зависеть следующий узор твоего жизненного калейдоскопа. Что ты в такой момент пожелаешь, то и сбудется, таким новый мир и выстроится.

Только ничего сейчас Пете не желалось. Ощущал он одну лишь безмятежность спокойную, таким и вернулся в своё состояние привычное. Только хмыкнул Ахлимик, в него заглянув.

Вот то-то и оно, сказал он, оказывается, не простая это штука волшебство. Есть в нём свои секреты. И главный это умение желать. Ведь это только на первый взгляд кажется, что желать очень просто. Настоящее желание это то, что остаётся, когда ум выключается. Только тогда оно исполняется. Вот, гляди.

Ахлимик на мгновенье замер, затем щёлкнул пальцами и исчез.

...Гляди, раздалось у стрика за спиной. Щёлк!..

...Гляди,- донеслось у же откуда-то сверху, из кроны дуба. Щёлк!..

...Гляди, услышалось и вовсе непонятно откуда. Щёлк!..

Ну, как? спросил Ахлимик, вновь появляясь перед стариком. Видишь, как всё просто, если желать по-настоящему и в нужный момент? Что я сейчас делал? Всего лишь вращал свой калейдоскоп внутренний, помещая себя в каждой его следующей картинке в новое место.

От увиденного у Пети просто голова пошла кругом.

Здорово! сказал он восхищенно. Вот только, зачем мне всё это? Ведь мне всего лишь Дурака найти и надо...

Всего лишь!.. хмыкнул Ахлимик. Надо же... А где, по-твоему, он обитает? Вот ты, сколько времени уже по сказкам шляешься, по-• чему всё никак его не находишь?

Озадачился старик, сидел, в землю глядя, не зная, что отвечать.

Да оттого, сказал Ахлимик, что не в тех сказках ты его ищешь. В чужих сказках Дурака не найти. Творит он свою сказку сам. Каждый день она у него новая, каждый миг иная, только в ней и обитает.

Хочешь Дурака найти? просто пройди по его стопам, научись сам сказки строить. Научишься сотворишь свою скажу о Дураке, вот в ней его и отыщешь. Не жди, что её тебе кто-то другой придумает. Всё, как всегда, только от тебя самого зависеть будет.

Вот только силушки бы тебе не мешало для этого накопить побольше. .. вздохнул волшебник, внимательно Петю рассматривая.

Да где ж её взять, силу-то... огорчился старик.

Как это где?- удивился Ахлимик. Да у себя же. Хватит её на ерунду разную транжирить. Вот, смотри.

Он глянул на пустую тропинку, по которой совсем недавно путешествовал старик, и щёлкнул пальцами.

На тропинке тотчас появился кто-то. Присмотрелся Петя идёт к ним мужик какой-то с рожей довольной, улыбающейся, но по-Чему-то в одном сапоге всего.

Эй, мужик, не выдержал Петя зуда любопытства, ты чего это в одном сапоге бегаешь? Потерял, небось?

Где там, потерял нашёл!.. счастливым голосом сообщил мужик.

...Щёлк! услышал старик, и гость в сапоге исчез, будто его и вовсе не было.

Вот видишь, Петя, сказал Ахлимик, ты, наверное, считаешь, что мужика этого я сотворил? Но ведь только от тебя зависело, каким именно его сделать счастливым находкой или несчастным потерей. Ты выбрал второе... Вот там твоя сила и сгинула, заблудилась она в готовности к печали и потерям.

Настоящая Сказка, продолжал Ахлимик, всегда складывается из двух сказок из сказки чудесной и сказки страшной. Но для того, чтобы создать сказку чудесную, надо сначала сказку страшную превзойти. Почему? Потому, что именно в страшной сказке вся твоя сила и сокрыта. Отняли её у тебя, ужасами разными застращав, да там и спрятали. Только когда научишься страхов своих не бояться, тогда и получишь от них силу творить сказку чудесную. Именно в ней Дурак твой и обитает. Только там его и отыщешь.

Где же искать мне эту сказку страшную? совсем уж растерялся старик нестарый. Да и как мне силу свою из неё вытянуть?

Подскажу, усмехнулся волшебник, но только чуть-чуть. При помни-ка, Петя, Царство Сонное, вспомни паутину светящуюся, силу из людей сосущую. Помнишь, как ты хотел увидеть, куда именно сила эта уходит, кто паутиной той промышляет? Настало тебе время разобраться с этим делом, потому как именно в этой паутине вся твоя сила и запуталась. Сумеешь её распутать тем сказку гиблую и превзойдёшь, а там уже и до Дурака рукой подать будет.

Приключений на своём пути не бойся, наставлял Ахлимик Петю, опасностей не страшись. Именно в них учись черпать силу. Не забывай, что, только умерев для мира привычных представлений, ты получаешь шанс проснуться для другого. Но заснув в этом мире, ты обязательно проспишь и другой.

И всегда помни, говорил ему волшебник, что самая большая задача твоего путешествия каждый день делать счастливым одно го человека. Только одного. И этот человек всегда ты.

Задача большая, говорил он, но совсем не трудная. Ведь когда Бог создавал Счастье, он создал его достаточно.